пятница, 16 июля 2021 г.

Пушкин – о пушках!



 

Творчество Пушкина находится под пристальным вниманием критиков, литературоведов и биографов почти 200 лет. Но хочется познакомить вас с пушкинскими заметками, которые малоизвестны широкому читателю в XXI веке. Поскольку они были опубликованы в 1821 и 1824 годах в ежемесячнике «Невский зритель», и с тех пор не переиздавались. Более того, ни один из исследователей творчества и жизни Пушкина их не упоминает, но тема их как нельзя  более близка нашему городу – городу металлургов и литейщиков артиллерийских орудий в том числе.


   Арсений Ларионов (писатель, журналист, издатель, глав. редактор журнала «Слово» (1988-2010г.): «В памяти моей сохранился давний разговор с Семеном Степановичем Гейченко (директор музея-заповедника «Пушкинские горы» (1945-1990г.) о настойчивом интересе Пушкина к артиллерии в пору его службы в Министерстве иностранных дел. Более того, якобы этот интерес и работа в архивах были закреплены Пушкиным в рукописях статей… Еще в пору творческой активности Семена Степановича на одной из научных конференций в заповеднике он сам делал сообщение о «засекреченных» материалах по Пушкину. И в числе таких пушкинских работ называл статьи по артиллерии».

   Постоянный автор, историк и архивист Лев Михайлович Вяткин, предоставил эту публикацию для издания ее в 1998 году в 6 номере (стр. 99-103) журнала «Слово». Мы предлагаем вашему вниманию ее фрагмент и уверены, что она вызовет у вас не только любопытство, но и исследовательский интерес.




О литье артиллерийских орудий.

(фрагмент)

 …Различное мнение насчет прочности и доброты артиллерийского металла побудило многих артиллеристов сомневаться в самом способе отливания орудий и даже предпочитать прежние глиняные формы или кожухи вновь употребляемым чугунным опокам. От сего произошел весьма важный и любопытный вопрос, который из сих способов преимущественнее должен быть принят в артиллерии. И разрешение оного требует большей опытности, озаренной теориею. Не имея достаточных сведений в физико-математических науках и возможности удос­товериться опытами в истине своих заключений, я не осмеливаюсь ничего утвердительного о сем сказать; но, желая по мере своих способностей соответствовать цели избранной мною службы, я решился сделать только известным свой образ мыслей о сем предмете, не упоминая, сколь нужно обратить внимание на самое действие пороха, на самую теорию для определения длины орудий и на другие обстоятельства, заслуживающие подробного исследования и содействующие к повреждению артиллерии. Беспристрастие, справедливость и строгость в суждениях определяют истинную цену всем открытиям; и искуснейшие артиллеристы, вероятно, для общей пользы не оставят улучшить и дополнить все те предположения мои, кои основаны только на слабых познаниях в теории артиллерийской науки, или откроют мне все те недостатки и мечтательные заблуждения, в кои я неопытностью вовлечен. «Нельзя сделаться гением ни в какие лета, — говорит Вольтер, — но всегда можно исправлять свои ошибки». Время и обстоятельства усовершенствуют успехи в искусствах и науках; и уже в XIX столетии общее мнение восстает против тех предрассудков, предубеждений и невежества, которые вначале, по внушению ослепляющих страстей, противились общей пользе и подавляли возникавшие плоды.

Для опровержения всех тех замечаний, кои были сделаны насчет непрочности артиллерийского металла при отливании орудий в чугунные опоки, в прошедшем году были произведены опыты над несколькими пушками, в разное время и различным образом отлитыми; и после 2000 выстрелов, сделанных из каждого орудия, при 27 опытах, стреляя при различном состоянии погоды по 150 раз из каждого в два приема и с такою скоростью, как обыкновенно сие случается в решительных сражениях, т.е. чрез 1, 2 и 3 минуты, заключили между прочим, по освидетельствовании каждого орудия, что ныне употребляемый металл хорош и прочен; что вновь отлитые орудия из одной новой меди столь же крепки, как и те, кои вылиты из старых орудий, с прибавлением потребного количества новой меди и олова; и что литье в опоки имеет неоспоримые преимущества пред глиняными формами; кои, однако ж, во Франции и в других государствах доселе не оставлены, хотя опоки первоначально были описаны Монжем во время революции, и при всей пользе сего изобретения нигде, выключая Россию, не введены во всеобщее употребление; но даже, по мнению многих искусных артиллеристов, почитаются хуже кожух.

Подражание чужестранному, сомнение в лучшем способе отливания орудий, неупотребление опок в прочих государствах, где артиллерия с давнего времени славится своим устройством, произвели различие во мнениях о преимуществе прежнего способа пред новейшим; и таковое мнение наиболее ныне утверждается, по превосходному сочинению графа де Ламартильера, который, как кажется, предпочитает для литья орудий кожухи нами употребляемым опокам. Но уважение и признательность к истинным заслугам сего новейшего писателя не препятствуют мне, вопреки сему, свободно изложить свои мысли о пользе оных; и тем более опровергнуть ложное заключение некоторых, полагавших, что единственно от сего рода литья орудий происходит непрочность артиллерийского металла.

По моему мнению, введение опок для отливания медных орудий есть одно из тех важных усовершенствований артиллерии, коим оная обязана Французской революции и, отличаясь пред всеми успехами прошедших столетий, доставляет в сем важное преимущество российской артиллерии пред прочими государствами…

 А. Пушкин.




пятница, 4 июня 2021 г.

XV Пушкинский марафон «Пушкин 222».

 


В Пушкинский день России, 6 июня, в центральной городской библиотеке пройдёт XV Пушкинский марафон, посвященный 222-летию со дня рождения поэта.

В программе – чтение произведений А. С. Пушкина и стихов собственного сочинения у открытого микрофона, а также традиционная Международная акция «Пушкин в городе»: нужно написать любимую пушкинскую строчку мелом на асфальте у стен библиотеки, сфотографировать её и опубликовать в социальных сетях с хештегом #пушкинвгороде.

 Гостей праздника встретит Кот Ученый, с которым смогут сфотографироваться все желающие.

 Дальнейшая программа марафона рассчитана на самые разные возрастные категории: дети могут принять участие в познавательной программе и мастер-классе «День Кота Ученого». А мастер-класс «Чем писали в старину» будет интересен всем гостям и посетителям библиотеки.

 Подростков и молодежь библиотечный клуб «Настольщики» приглашает протестировать увлекательную настольную игру «Котики». А с киноклубом «Панорама» можно посмотреть и обсудить фильм Григория Константинопольского «Гроза».

 Участники видео-викторины «Пушкин-222» и конкурса рисунков «Нянюшка» узнают, кому улыбнулась удача, и получат заслуженные призы.

Выступление «Несостоявшаяся роль в спектакле «Заповедник» с участием актера театра «Драма № 3» Николая Усова и фольклорная композиция «Это русская сторонка, это Родина моя» от учащихся и преподавателей Детской музыкальной школы № 2, безусловно, украсят праздник. 

 Завершит праздничный день экскурсия по выставке Международного арт-проекта «Ангелы мира», участники которой узнают, почему картины проекта можно назвать не только художественными, но и поэтическими произведениями.

 В залах библиотеки подготовлены литературно-художественные выставки:  «Всемирный Пушкин», «Супер-Пушкин» (эксклюзивные издания из фонда Пушкинского зала), «В гостях у сказки» (к юбилею сказки «О царе Салтане...»), «Волшебной лиры звуки: А. С. Пушкин и музыка». 

 В блоге «Неисчерпаемый Пушкин» и в соцсетях можно будет познакомиться со стихами каменских авторов, посвященных А. С. Пушкину.

 Историк Василий Ключевский писал: «О Пушкине всегда хочется сказать слишком много, и  никогда не скажешь всего, что хочешь». Отмечая Пушкинский День России, мы знакомим наших читателей с наследием великого поэта. И в этом году приглашаем всех желающих!

 Вход свободный.



В Пушкинский альбом: с днем рожденья, Пушкин!


 

Осенью прошлого года, в дни Мининских чтений, был начат ряд постов «В Пушкинский альбом». Мы постарались возобновить  интересную традицию  ведения поэтического альбома и завести свой альбом, на страницах которого собрать стихи Каменских поэтов, посвященные Александру Сергеевичу Пушкину.

«О Пушкине известно так много, как может быть, ни о ком из великих людей вообще», - заметил председатель Пушкинской комиссии ИМЛИ РАН, исследователь пушкинского творчества, литературовед В.С. Непомнящий.

Но почему, спустя вот уже более двух веков, мы не перестаем обращаться к личности и творчеству А. С. Пушкина. Черпаем в нем силы, находим ответы на свои вопросы, и открываем что-то новое… Может быть, его гений находит место в душах и сердцах миллионов людей как что-то естественное природе человека, как воздух, свет, тепло…И вызывает желание пойти навстречу, ответить, поговорить…


Я Пушкина не трогаю руками.

И фимиама сладко – не курю.

Но в миг, когда завижу меж строками, -

Губами припадая, жадно пью.

Нина Лагунова.



Проходит все, но длится жизнь, покуда

Есть с нами Пушкин, весел и глубок,

Любимых лица, речи русской чудо

И Каменск наш – уральский городок.

Сергей Каменев.


                   Когда разбудят звоном звонари

                Рождественские зимние рассветы,

                Успешно акушерствует жюри:

                Великий миг! – рождаются поэты.

                И, может быть, совсем недолго ждать,

                Чтоб в городок у маленькой речушки

                Небесная спустилась благодать,

                И здесь родился свой, уральский Пушкин…

                Михаил Минин.



Александр Матусов.

Александр Сергеич, здрасте!


Вот опять Ваш День случился

И полиция, как прежде,

В Вашу честь одета  бело,

Чтобы чувствовали праздник-

Красный день календаря.

Да  не только в Святогорском,

Где находится могила,

А по всей Руси великой,

И ещё в иных краях.

Ну, а памятник Ваш скромный,

Тоже белый камень-юнкер,

Неприметный на погосте,

Всё по-прежнему стоит.

Нет в нём гордости и мощи

Александровской колонны,

Зато тот ,нерукотворный,

Вырос выше пирамид.

Вам  большой привет с Урала.

Нет. Не Яик в Оренбурге.

Здесь Вы точно не бывали

Также, как и Пугачёв...

Город Каменск  жив покамест

Своё дело туго знает,

Алюминий ныне плавит,

А вот Пушек уж не льёт.

Не слыхали песню эту?

Вот такие в ней куплеты:

«Первым делом самолёты!

Ну, а гаубицы? - потом.»

И большого   нет секрета,

Что крылатые ракеты

Заменили нам карету,

И телегу с битюгом.

Каменск Пушкиным назваться

Мог. На то имеет право,

Потому, как Вы, был первый

В смысле — пушек для страны.

Пушки- это не игрушки.

Только нынче в моде "Сушки".

Улица, библиотека

Вашим именем горды.

И при этом, и при этом

На Руси полно поэтов.

В Интернете напоказ

Тыщи  душ в Стихи.ру воют,

Каждый   хочет  стать героем,

Им Николка не указ.

И пока жив   хоть  один ,-

Ваше имя не забыто,

Вы повсюду знамениты,

Значит, живы Вы сейчас.

Помним Болдинскую осень,

Помним Каменного гостя -

Это нынче наше всё!

Мы Вас любим и Вам верим,

Помним Моцарта, Сальери.

Так влились Вы в наши массы,

Что обидно за своё.

Пусть на кладбище крутые

Понастроили соборов

Из уральского гранита

В окаянные года.

Те давно уже забыты

У разбитого корыта.

Только Вас, Душа России,

Не забудут никогда.



Диана Ахмудулова.

Если бы наши классики жили на свете,

То как бы они вели себя в Интернете?

В дни рожденья своим виртуальным подружкам

На стене мадригалы оставил бы Пушкин,

А с друзьями б устраивал селфи в антракте

И выкладывал фотки в «ватсапе», «Вконтакте»,

А в престижном «Фейсбуке», крутом «Инстаграме»

Разлетались бы шутки его, эпиграммы.

Сисадмины бы сайты его создавали

И подписчиков тысячами получали.


Мы б копировали лермонтовские стихи,

В комментариях были б умны и тихи.

Отвечал бы он избранным кратко и редко.

Но какой дорогой была б эта заметка!

Удалял  бы пустые и злобные рецки,

Обижая врагов, обижался б по-детски.

Забывая друзей незнакомые лица,

Он рванул  б на Кавказ, удалив все страницы.


А за Гоголем вечно б следили админы,

Когда с болью писал бы он об Украине

И о бедной России, про власть и порядки,

Где кругом - дураки, бездорожье и взятки.

«Напишите о нашей провинции, Гоголь!

Вы же самый матёрый продвинутый блогер!»

Он писал бы о нас, но посты б удаляли,

Только мы бы их в папках своих сохраняли.


Лев Толстой плодовитым бы стал сисадмином

Рос и рос бы сообществ его список длинный:

Детям, женщинам, воинам, церкви, масонам,

И советы мужьям, и пособие жёнам.

Он комменты б читал, отвечая дотошно,

Укорял, убеждал, спорить с ним было б сложно.

Даже опытный тролль проиграл ему б с треском,

Проиграл бы Толстой, когда тролль – Достоевский.


Достоевский играл бы ночами с азартом

В виртуальные карты, на банковских картах

Уменьшались бы суммы. Но утро утешит!

Потому что фрилансером был бы успешным.

Он входил бы в закрытые общества, группы,

Все бы нищие звёздами стали ютюба,

Он срывал бы с нас маски и фейки, и боты

Показать, что мы мышкины все - идиоты.


И надрывно отчаянные репортажи

Со своих бы страничек показывал Гаршин.

А подписчики нервно смотрели б и с болью,

Как он плачет на стену и харкает кровью.

Но посты удаляли б, считая их бредом,

И назвали бы психом его напоследок.

Мы бы вышли из клеток своих, став стеною

И толпою опасной - душевнобольною.


Нас утешил бы доктор, любимец наш Чехов

И лечил безболезненно б плачем и смехом,

И шутя создавал бы забавные фейки,

Став отныне для нас вроде доброй жалейки.

Мы легко растащили б его на цитаты,

Чтобы все наши статусы стали крылаты.

А когда про диагноз его бы узнали,

То всем миром бы деньги ему собирали.


Маяковский стал б мегазвездой Интернета,

В новостях каждый день мы б встречали поэта:

Эксклюзивные фото с его выступлений,

Интервью и цитаты из стихотворений.

На страницу к нему бы шли разные гости,

И, наверное, каждый его бы репостил.

Он бы в группе своей сообщал всем фанатам

Расписание встреч с местом, временем, датой.


А народники, рокеры, рэперы, барды

И какие-то уличные музыканты

У Есенина – песенника всей России –

Музыкальных стихов для хитов бы просили.

И писали бы в личку матёрые зеки:

«Брат! Серёга! Послушай кабацкие треки!»

А фанатки-тинейджеры и графоманы

Для него обнажали б душевные раны.


Гумилёв выставлял бы фото из Африки,

Чтобы сотни людей каждый день их лайкали,

Открывал бы Америку нам и Европу,

Вычислял бы мошенников - звёзд фотошопа.

Он советы бы дельные дал графоманам –

Никогда не писать, лучше ездить по странам

Дикарями, зато с репутацией чистой,

И нигде не кричать, что вы «рашен туристы».


Если б мы повстречали в сети Пастернака,

То нашли бы слова, чтоб писатель не плакал,

Электронкой мы сами б прислали награду

И подарки для нашего лауреата.

Титулованным был бы он и на «Стихире»

И на всём виртуальном пространстве, и в мире.

А поэтов, страдавших душевною мукой,

Он спасал б, сквозь экран протянув свою руку.


А Цветаевой часто б писали: «Марина,

Как скачать Ваши книги? Их нет в магазинах!

Ваши полки пусты! Расхватали всё мигом!

Нам нужны и стихи, и статьи Ваши в книгах!»

А Марина, в свою популярность не веря,

Тихо в блоге писала б о новых потерях –

Как всегда, откровенно, душевно, по-женски –

Разлетались б стихи её в нежные песни...


Мы б с тобой на каждого были подписаны,

За кем-то следили особенно пристально,

Кого-то б лайкали за красивые фото,

Своими репостами спасали б кого-то.

А кто-то бы нас спасал в нашем отчаяньи,

В нашей беспомощности, в нашем молчании –

В аватарке пришедшего к нам спасителя –

Поэта, Писателя - просто Учителя.




пятница, 14 мая 2021 г.

Редкая фамилия для уральского региона.


      Старший  научный сотрудник Каменск-Уральского краеведческого музей им. И. Я. Стяжкина Любовь Васильевна Зенкова, работая в архивах, обнаружила интереснейшие сведения об однофамильцах (и даже страшно предположить, дальних родственниках!) великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина, проживающих в Каменском заводе. 
В архивных документах XVIII века среди жителей Каменского Завода неоднократно (в документах) встречаются фамилия Пушкиных и Мусиных-Пушкиных.



Первое упоминание относится к 1718 году. В ведомостях Каменского завода и приписных к нему слобод значится фамилия Мусина-Пушкина Ивана Савина – «коменданта для управления государевых заводских дел и денежных зборов».

Второе упоминание относится к 1719 году. Дворянину Дмитрию Рукину велено было переписать «всякого чина людей дворовое число и дворов мужского и женского пола от младенчества и до престарелости… и сколько они в казну великого государя платят всяких разных податей, и пашни на себя пашут, и сена ставят на каких землях». И все эти данные занести в специальные книги. Вот такая семейная перепись (ревизская сказка) крестьян, мастеровых и служащих Каменского завода была составлена Д. Рукиным в 1719 году. В данной ревизии Мусин-Пушкин Иван Савин, стольник, 60 лет числится в списке служащих завода. У него жена Авдотья Егоровна – 40 лет, сын Иван – 8 лет, дочери Татьяна – 9 и Мария – 8 лет. С ними жил учитель для детей Соколов Авраам Кириллович 57 лет, а также проживало большое количество дворовых людей.  


В одном из судебных документов упоминается некто Андрей Пушка. В январе 1723 года два каменских крестьянина: Нестор Неволин и вышеназванный Андрей Пушка по какой-то причине поссорились и подрались, но дело заводить на них не стали, т.к. они помирились.
Фамилия Пушкин засветилась дважды в других документах. К примеру, в 1743 году в Каменском Заводе проживал Пушкин Иван Никонович 76 лет. А в 1751 году в Каменской конторе служил подканцеляристом Алексей Пушкин. Управитель завода Иван Черницын поручил ему провести расследование: ехать в д. Нижнесинарскую  в Устьбагаряцкие юрты и совершить дознание об убийстве мещеряка Сапара Байситова (Байметова). С ним были командированы солдат Михаил Брагин и сотник Радион Пышминцов, а Пушкин съездил и написал отчет. Выяснилось, что убили его крестьянин д. Сипавы Василий Гаврилович Белоусов и крестьянин Колчеданского острога Спиридон Перевалов. Белоусов утверждал, что он вырвал из рук Сапара винтовку, которой тот угрожал, а подъехавший пьяный Перевалов вытащил кол и ударил Сапара. Белоусова и Перевалова заковали в кандалы и отослали в Екатеринбург в сопровождении солдата Ефима Ленина.



В 1754 году в Каменской слободе проживал крестьянин Яков Пушкин. Его дочь Фекла приняла монашество.
В 1760-е годы копеистом в Каменском заводе работал Филипп Пушкин, до мая 1766 года.

Вот такие обычные люди с необычно популярной и известной фамилией проживали в Каменске 
в давние времена.

Наш Пушкинский зал

Публикации